Приглашаем посетить сайт
Шмелев (shmelev.lit-info.ru)

Cлово "МАЯКОВСКИЙ"

 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАЯКОВСКОГО, МАЯКОВСКОМ, МАЯКОВСКИМ, МАЯКОВСКОМУ

Входимость: 83. Размер: 31кб.
Входимость: 76. Размер: 44кб.
Входимость: 70. Размер: 29кб.
Входимость: 62. Размер: 66кб.
Входимость: 58. Размер: 46кб.
Входимость: 39. Размер: 21кб.
Входимость: 37. Размер: 13кб.
Входимость: 31. Размер: 14кб.
Входимость: 30. Размер: 264кб.
Входимость: 29. Размер: 13кб.
Входимость: 29. Размер: 16кб.
Входимость: 28. Размер: 221кб.
Входимость: 24. Размер: 26кб.
Входимость: 21. Размер: 14кб.
Входимость: 18. Размер: 46кб.
Входимость: 17. Размер: 56кб.
Входимость: 16. Размер: 16кб.
Входимость: 13. Размер: 42кб.
Входимость: 13. Размер: 17кб.
Входимость: 13. Размер: 56кб.
Входимость: 13. Размер: 172кб.
Входимость: 11. Размер: 159кб.
Входимость: 11. Размер: 169кб.
Входимость: 11. Размер: 93кб.
Входимость: 11. Размер: 10кб.
Входимость: 10. Размер: 58кб.
Входимость: 10. Размер: 53кб.
Входимость: 10. Размер: 83кб.
Входимость: 10. Размер: 89кб.
Входимость: 9. Размер: 25кб.
Входимость: 9. Размер: 126кб.
Входимость: 9. Размер: 22кб.
Входимость: 9. Размер: 151кб.
Входимость: 9. Размер: 11кб.
Входимость: 8. Размер: 36кб.
Входимость: 8. Размер: 9кб.
Входимость: 8. Размер: 21кб.
Входимость: 7. Размер: 13кб.
Входимость: 7. Размер: 6кб.
Входимость: 7. Размер: 46кб.
Входимость: 7. Размер: 136кб.
Входимость: 7. Размер: 27кб.
Входимость: 6. Размер: 22кб.
Входимость: 6. Размер: 18кб.
Входимость: 6. Размер: 65кб.
Входимость: 6. Размер: 71кб.
Входимость: 6. Размер: 41кб.
Входимость: 6. Размер: 46кб.
Входимость: 6. Размер: 48кб.
Входимость: 6. Размер: 70кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 83. Размер: 31кб.
Часть текста: и т. д. В четверг было хуже – ем репинские травки». Чуковский, прочитав это, возмутился и прямо заявил Маяковскому, что тот ходил к нему не за этим. Маяковский обещал обидную строчку снять, но не снял. В примечаниях к «Чукоккале» Корней Иванович уже безо всяких обид констатирует, что у Репина приемные дни были по средам, а Чуковских поэт «ел» не только по воскресеньям: «В то время ему было двадцать три года, и аппетит у него был колоссальным». 1915 год оказался лучшим временем во взаимоотношениях критика и поэта. «Он постоянно торчал у нас в нашем куоккальском доме, – вспоминал Николай Корнеевич. – Лето пятнадцатого года он прожил у нас, но и тогда, когда он жил в Куоккале и других дачах, он почти ежедневно обедал у нас, а когда жил в Петербурге, приезжал к нам по воскресеньям со своими приятелями – Василием Каменским, Бенедиктом Лившицем, Хлебниковым и Кульбиным». Маяковский уклонялся от воинской повинности, говорит Николай Корнеевич, но «не из трусости, а оттого, что ненавидит войну». Маяковский в мемуарах Николая Корнеевича – совсем не агитатор, горлан и главарь. Сосредоточенный, застенчивый, мягкий с детьми. Вот он ходит по высоченной каменной стене на берегу моря, сочиняя «Облако в штанах», – стена эта называлась тогда Бартнеровской по имени воздвигшего ее домовладельца, она стоит до сих пор. Вот он является к обеду и всякий раз читает новые стихи («Отец мой шумно выражал свое восхищение и заставлял его читать снова и снова. Многие куски „Облака в штанах“ я помню наизусть с тех пор»). Вот Маяковский и Репин сидят в кабинете Чуковского – «один в одном углу, другой в другом» – и, слушая общие разговоры, что-то рисуют. Несколько таких рисунков есть в «Чукоккале» – и, глядя на работы Маяковского, вполне понимаешь и то, ...
Входимость: 76. Размер: 44кб.
Часть текста: Старшая сестра Шура уткнула нос в книгу. Володя, младший брат, возит по полу свой паровозик, и пыхтит, и свистит за него. А мне скучно. — Оленька, почитай нам, — пристаю я к нашей няне, — пожалуйста, почитай! — Некогда мне, — отмахивается Оля и уходит в соседнюю комнату топить печку. Поскорей бы мама приехала! Наконец! Топот ног по крылечку, звонкий, веселый мамин голос — с кем это она разговаривает? Мы все устремляемся к двери. Мама входит, румяная, оживленная, в своем красивом темно-зеленом костюме и большой шляпе с цветами, а за ней высокий незнакомый человек. Мама разом обнимает нас, всех четверых. — Все мои, — говорит она, с веселой гордостью поглядывая на гостя, эти уже большие, — указывает она на нас с Шурой (Шуре было девять лет, а мне семь), — а это еще мелюзга. — И она кладет руки на светлые стриженые головы Володи и Танюши — младшей сестры. Наш новый знакомый наклоняется к нам, пристально разглядывая, и каждому пожимает руку. — Это Шура, Соня, Таня, Володя, — представляет нас мама. — А меня зовут Корней Иванович, — говорит он высоким, ясным голосом. Я смотрю на него во все глаза. Он такой длинный, прямо под потолок, и очень тонкий. И какой-то он необыкновенный, не такой, как все. Без бороды, а ведь все «взрослые» бородатые. У него только усы маленькие. Зато нос большой. Интересный нос — так и хочется его потрогать. Ему этот нос очень подходит. И потом, наверное, он веселый. Вот глаза какие хитрые, и губы тоже большие, толстые, чуть морщатся, вздрагивают — вот-вот засмеется. А К. И. немного нагнулся, вытянул очень длинные руки, подхватил Володю, посадил на плечо и запрыгал вокруг стола. Когда мелюзгу увели спать, К. И. взял лежавший на столе томик А. Толстого и, перелистывая...
Входимость: 70. Размер: 29кб.
Часть текста: достоверной картины жизни и творчества Маяковского. Корней Чуковский был едва ли не единственным дореволюционным критиком, который сразу разглядел блестящую одаренность Маяковского и трагизм его лирической темы. На вопрос, что привлекло его в новом поэте (кроме самой талантливости, которой Чуковский, кстати сказать, всегда придавал решающее значение), он мог бы ответить подобно Ал. Блоку: демократизм. Углубленный в изучение поэтов-демократов – Уитмена, Шевченко, Некрасова, Чуковский понимал, что юный поэт делает серьезную заявку на место в этом ряду. Вся публичная полемика Чуковского с молодым Маяковским, и в особенности с его тогдашним окружением, полемика, не лишенная эстрадного наигрыша, но серьезная по существу, велась с нигилистической бравадой – за культуру, против эстетства – за демократизм. Громадная фигура Маяковского проходит через все литературное творчество Чуковского: сначала – в его рецензиях и статьях, потом – в его воспоминаниях, всегда в переписке и с 1920 года – в дневнике. В одном из писем Чуковского (60-е годы) можно прочесть такое признание: «Блок, Комиссаржевская, Вяч. Иванов, Леонид Андреев, Федор Сологуб, молодой Маяковский – моя бессонная сумасшедшая молодость, мои петербургские ночи и дни!..– все это для меня не цитаты, а живая реальность...» Нынешняя публикация является первой попыткой выбрать из неохватно обширной переписки и дневников Чуковского те документы, в которых так или иначе освещаются Маяковский и его круг. Не «цитаты» – живые люди… О Маяковском Из...
Входимость: 62. Размер: 66кб.
Часть текста: клобук над ее пророческим ликом. Уж давно мои уста Не целуют, а пророчат, - говорит она своему прежнему милому, напоминая ему о грех и о Боге. Бог теперь у нее на устах постоянно. В России давно уже не было поэта, который поминал бы имя Господне так часто. Когда идет дождь, Ахматова говорит: - Господь немилостив к жнецам и садоводам. Когда жарко, она говорит: - Стало солнце немилостью Божьей. Увидев солнечный свет, говорит: - Первый луч, благословенье Бога... Увидев звезды, говорит: - Звезд иглистые алмазы к Богу взнесены. Вся природа у нее оцерковленная. Даже озеро кажется похожим на церковь: И озеро глубокое синело, Крестителя нерукотворный храм. Даже в описание зимы она вносит чисто церковные образы: зима, по ее выражению, "белее сводов Смольного собора". У всякого другого поэта эти метафоры показались бы манерной претензией, но у Ахматовой они до того гармонируют со всем ее монашеским обликом, что выходят живыми и подлинными. Изображая Петербургскую осень, она говорит: ... воздух был совсем не наш, А, как подарок Божий, так чудесен. И нет, кажется, такого предмета, которому она не придала бы эпитета: Божий. И солнце у нее "Божье", и мир "Божий", и щедрость "Божья", и воинство "Божье", и ...
Входимость: 58. Размер: 46кб.
Часть текста: творческих импульсов, - что они были определенным поэтическим высказыванием, входившим, как всякое высказывание, в определенный контекст. Абстрактно, в качестве общего принципа, мы понимаем, что одного желания доказать, что чистые руки - это хорошо, а грязные - это плохо, было бы недостаточно, чтобы возникло такое динамичное, заряженное весельем, пропитанное личной интонацией поэтическое повествование; что должны были быть какие-то более конкретные мотивы, в силу которых эта общеполезная идея получила воплощение именно в таких образах и таких перипетиях сюжета. Но та непосредственность, с которой стихотворение фигурирует в памяти в качестве целостного, обиходно знакомого "предмета", затрудняет восприятие его литературного облика. Требуется - пользуясь выражением Шкловского - почувствовать под ногой камень, чтобы начать присматриваться к проторенной дороге, по которой память с легкостью выводит знакомые с детства стихи. Таким "камнем" послужила для меня неожиданно обнаруженная параллель с произведением раннего Маяковского - "Владимир Маяковский. Трагедия". В одной из сцен там изображается бунт вещей: в полном соответствии с центральной идеей кубофутуризма и ОПОЯЗа, вещи стремятся вырваться из-под гнета повседневности. Они "скидывают лохмотья изношенных имен" и покидают привычные места, на которых они привычно служили человеку: Винные витрины, как по пальцу сатаны, сами плеснули в днища фляжек. У обмершего портного сбежали штаны и пошли - одни! - без человечьих ляжек! Пьяный - разинув черную пасть - вывалился из спальни комод. Корсеты слезали, боясь упасть, из вывесок "Robes et modes"....

 
Главная
© 2000- NIV