Приглашаем посетить сайт
Толстой (tolstoy-lit.ru)

Cлово "ИВАНОВИЧ"

 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ИВАНОВИЧУ, ИВАНОВИЧЕМ, ИВАНОВИЧА, ИВАНОВИЧЕ

Входимость: 190. Размер: 80кб.
Входимость: 189. Размер: 75кб.
Входимость: 141. Размер: 66кб.
Входимость: 95. Размер: 53кб.
Входимость: 80. Размер: 27кб.
Входимость: 69. Размер: 43кб.
Входимость: 69. Размер: 44кб.
Входимость: 68. Размер: 131кб.
Входимость: 66. Размер: 43кб.
Входимость: 66. Размер: 145кб.
Входимость: 62. Размер: 46кб.
Входимость: 61. Размер: 49кб.
Входимость: 60. Размер: 59кб.
Входимость: 58. Размер: 41кб.
Входимость: 58. Размер: 169кб.
Входимость: 57. Размер: 78кб.
Входимость: 55. Размер: 29кб.
Входимость: 52. Размер: 27кб.
Входимость: 52. Размер: 53кб.
Входимость: 52. Размер: 55кб.
Входимость: 51. Размер: 59кб.
Входимость: 49. Размер: 23кб.
Входимость: 46. Размер: 19кб.
Входимость: 45. Размер: 21кб.
Входимость: 44. Размер: 35кб.
Входимость: 43. Размер: 264кб.
Входимость: 40. Размер: 83кб.
Входимость: 39. Размер: 20кб.
Входимость: 39. Размер: 30кб.
Входимость: 38. Размер: 38кб.
Входимость: 37. Размер: 29кб.
Входимость: 37. Размер: 22кб.
Входимость: 37. Размер: 17кб.
Входимость: 37. Размер: 29кб.
Входимость: 34. Размер: 20кб.
Входимость: 33. Размер: 40кб.
Входимость: 32. Размер: 31кб.
Входимость: 31. Размер: 13кб.
Входимость: 31. Размер: 46кб.
Входимость: 31. Размер: 32кб.
Входимость: 29. Размер: 27кб.
Входимость: 29. Размер: 65кб.
Входимость: 28. Размер: 55кб.
Входимость: 27. Размер: 89кб.
Входимость: 27. Размер: 12кб.
Входимость: 26. Размер: 38кб.
Входимость: 25. Размер: 8кб.
Входимость: 25. Размер: 8кб.
Входимость: 24. Размер: 14кб.
Входимость: 24. Размер: 85кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 190. Размер: 80кб.
Часть текста: легко, и было странно и весело думать, что сейчас я увижу живого Чуковского. Это было очень давно - в 1955 году. Тогда мне казалось, что семьдесят три года - это чрезвычайно много, и я ждала, что увижу глубокого старика, благостного, тихого, с добрыми, слегка слезящимися глазами. Старец сидит в кресле на балконе, прикрыв ноги пледом, меня к нему подводят, представляют, я осторожно пожимаю его сухую старческую руку, говорю, что счастлива его видеть, мне шепчут: "Громче!", я повышаю голос - старик глух, конечно. Все в тот день шло как по-писаному, ничто моих ожиданий не обмануло. И кладбище, и мостик, и улица Серафимовича возникали вовремя, с нужными интервалами, когда следовало, появились и зеленые ворота, и двухэтажный за ними дом желтого цвета. Единственно, кто так и не появился, это старик с укутанными пледом ногами, встречи с которым я ждала. Старика не было. Был длинный, худощавый веселый человек с белой прядью на лбу, с острым, смеющимся взглядом, с большими смуглыми руками, без единой приметы старости. Вероятно, во время пути от электрички до дома я готовила какие-то слова, которые скажу старику на...
Входимость: 189. Размер: 75кб.
Часть текста: лет, а тогда я сидела на пеньке у него в саду, делала вид, будто не замечаю, что меня разглядывают, и перебирала свои невеселые мысли. Был май 1953 года. Договор с Мосфильмом вот уже месяц как закончился, работы не было никакой, а тут еще воспаление легких совсем подорвало мои силы. Я начала уже сокрушаться и сетовать на свои неудачи, когда один журналист предложил мне "пойти поработать у старика Чуковского". - Он ищет себе помощницу. Кажется, у него больше трех месяцев никто не удерживается, - предупредил он меня, - но за это время ты оглядишься. Я согласилась. Корней Иванович позвонил мне и попросил приехать к нему в Переделкино. - Клара Израилевна! Пожалуйте-ка сюда! - позвал меня вчерашний телефонный голос. В темно-синем выгоревшем лыжном костюме, в рубашке с распахнутым воротом стоял на крыльце Корней Иванович и как-то смущенно, чуть-чуть виновато улыбался мне навстречу. - Вы уж простите, что вас усадили так неудачно... И показал рукою куда-то за мою спину. Оглянувшись, я увидела пень, на котором сидела, и над ним, немного позади, развешанное на веревке мужское белье. Голова моя как раз...
Входимость: 141. Размер: 66кб.
Часть текста: же этот человек, написавший такую книжку? Каков этот автор со странным, таким не писательским именем - Корней? Есть ли у него дети? Все, все это было мне интересно. Но я решительно ничего о нем не знала, а спросить было не у кого. Ну, а что веселый, это уж наверняка! Невеселый человек не мог бы написать "Крокодила". Позже я стала читать Оскара Уайльда. И оказалось, что интересное предисловие к сочинениям этого писателя написал тот же неведомый Корней Чуковский, и сказки Уайльда перевел он же. Но в книжке о нем ничего не было сказано. И для меня он оставался все тем же таинственным, но крепко запомнившимся Корнеем Чуковским. А еще позже случилось так, что два последних класса школы я кончала в Тенишевском училище в Петрограде. И оказалось, что в Тенишевском учатся дети Корнея Чуковского. Старший сын Николай на класс старше меня. Через два года после окончания школы я вышла за него замуж. Но в школьные годы самого Корнея Чуковского мне не приходилось встречать. Мои одноклассники наперебой рассказывали мне о нем - Чуковский нередко бывал в училище, и они его хорошо знали. Несколько лет назад он написал пьесу и поставил ее в училище. Его дети играли в ней. Коля Чуковский часто звал к себе и моих товарищей, и меня. Товарищи ходили, а я все еще робела. Ведь его отец - Корней Чуковский! * * * Но однажды Коля сказал, что отец его читает в зале Тенишевского училища свою новую сказку и он хочет меня и мою подругу познакомить с ним. Помню большой пустоватый амфитеатр зала, слабо освещенный. На эстраду уверенно вышел, -...
Входимость: 95. Размер: 53кб.
Часть текста: нужд молодого русского флота. В годы Отечественной войны 1812 года близ Полотняного завода происходили военные операции, завершившиеся провалом планов Наполеона проникнуть в плодородные и не разоренные войной губернии России и бесславным бегством французской армии. В Полотняном заводе, находившемся на старой Калужской дороге, в течение нескольких дней располагалась Главная квартира Главнокомандующего русских войск фельдмаршала М. И. Кутузова. Но особенно дорог Полотняный завод воспоминаниями о великом русском поэте А. С. Пушкине. Он приезжал сюда в имение Гончаровых в 1830 и 1834 годах. В Полотняный завод я выезжала по заданию руководителя отдела русской литературы XIX в. Государственного Литературного музея Николая Павловича Анциферова в канун пушкинского юбилея 1949 года (150-летия со дня рождения А. С. Пушкина). Николая Павловича очень беспокоило состояние пушкинских мест после войны: насколько они пострадали, возможно ли их возрождение. Н. П. Анциферов был удивительно светлым и благородным человеком. Пережив Соловки, Беломорканал, арест 1937 года, смерть сына в блокадном Ленинграде, потерю дочери, угнанной из Детского Села в Германию, он сохранил радостное восприятие мира, простодушие и преданность своему любимому делу, начатому еще в 20-е годы. Николай Павлович - один из основоположников литературного краеведения как самостоятельного направления в литературе. "Между художественным произведением и вдохновившим его памятником или просто местностью существует какая-то реальная связь, которая может быть вскрыта при посещении описанных мест, связь, которая может ввести нас в лучшее понимание того и другого", - писал он в предисловии к своей знаменитой книге "Петербург Достоевского" (Петр., 1923). И в этой его книге, и в другой - "Душа Петербурга" - содержится не простое топографическое изучение "непостижимого города", а глубокое исследование психологии творчества писателя. Николая...
Входимость: 80. Размер: 27кб.
Часть текста: них Чуковский выступал проказником и озорником. В 21-м или 22-м году он шутки ради при встрече с моим отцом (или с другими знакомыми) со всего маху бухался на колени посреди Невского или придумывал что-нибудь еще почище. Сейчас я склонен думать, что этой едва ли не акробатической гибкостью был наделен не он один. В ней сказывалась живость, свобода, легкость и полнота владения собой, которые были и у других людей того же круга и поколения. В 53-м году летом Ахматова была у нас на даче, за обедом она разговорилась с Фединым. Тот вспомнил, как в те же 20-е годы Анна Андреевна в поэтическом кафе поражала всех, нагибаясь колесом так, что голова касалась кончиков пальцев ног. Обратно в Москву мы ехали вместе с Анной Андреевной. Она сама заговорила о Федине: «Он еще помнит. А почти уже не осталось людей, которые бы помнили». Почти что цирковое мастерство Корнея Ивановича мне знакомо не только понаслышке. Я и сам помню его в амплуа эксцентрика. Живости и подвижности его я мог позавидовать и тогда, когда мы познакомились: из нас двоих я, тогда толстый, неповоротливый мальчик, едва научившийся снова ходить после двухлетнего лежания, уступал ему по всем спортивным показателям. Но и много позднее, когда у меня уже не было таких оправдывающих обстоятельств, я едва мог за ним угнаться, когда он стремглав проносился по Переделкину, останавливаясь, чтобы поиграть со встретившимися детьми, и лишь ненадолго забегая на дачи знакомых, уже ждавших Корнея Ивановича: его голос было слышно издали. Я бы не мог так смело забегать на каждую из дач еще и потому, что боялся собак, которыми писатели ограждали себя или свои участки. Корней Иванович смеялся над трусами: с собаками он играл, как с людьми. Им было интересно, они на него не лаяли. Он был непоседой. Как-то, зайдя к нам во время прогулки в послеобеденное время, после короткого разговора он ...

 
Главная
© 2000- NIV