Приглашаем посетить сайт
Черный Саша (cherny-sasha.lit-info.ru)

Cлово "МАРШАК"

 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАРШАКА, МАРШАКУ, МАРШАКОМ, МАРШАКЕ

Входимость: 110. Размер: 98кб.
Входимость: 39. Размер: 46кб.
Входимость: 32. Размер: 25кб.
Входимость: 32. Размер: 99кб.
Входимость: 30. Размер: 70кб.
Входимость: 29. Размер: 60кб.
Входимость: 24. Размер: 73кб.
Входимость: 22. Размер: 131кб.
Входимость: 21. Размер: 85кб.
Входимость: 20. Размер: 27кб.
Входимость: 18. Размер: 221кб.
Входимость: 16. Размер: 13кб.
Входимость: 15. Размер: 49кб.
Входимость: 15. Размер: 43кб.
Входимость: 15. Размер: 78кб.
Входимость: 13. Размер: 31кб.
Входимость: 13. Размер: 159кб.
Входимость: 13. Размер: 26кб.
Входимость: 13. Размер: 45кб.
Входимость: 13. Размер: 126кб.
Входимость: 13. Размер: 24кб.
Входимость: 13. Размер: 172кб.
Входимость: 13. Размер: 136кб.
Входимость: 12. Размер: 15кб.
Входимость: 12. Размер: 43кб.
Входимость: 12. Размер: 44кб.
Входимость: 11. Размер: 60кб.
Входимость: 11. Размер: 30кб.
Входимость: 11. Размер: 13кб.
Входимость: 10. Размер: 13кб.
Входимость: 10. Размер: 68кб.
Входимость: 9. Размер: 43кб.
Входимость: 9. Размер: 27кб.
Входимость: 9. Размер: 21кб.
Входимость: 8. Размер: 29кб.
Входимость: 8. Размер: 54кб.
Входимость: 8. Размер: 6кб.
Входимость: 8. Размер: 29кб.
Входимость: 8. Размер: 35кб.
Входимость: 7. Размер: 159кб.
Входимость: 7. Размер: 169кб.
Входимость: 7. Размер: 44кб.
Входимость: 7. Размер: 47кб.
Входимость: 7. Размер: 14кб.
Входимость: 7. Размер: 47кб.
Входимость: 6. Размер: 46кб.
Входимость: 6. Размер: 33кб.
Входимость: 6. Размер: 65кб.
Входимость: 6. Размер: 72кб.
Входимость: 6. Размер: 14кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 110. Размер: 98кб.
Часть текста: вступительная заметка и комментарии Мирона Петровского. Их имена вошли в массовое сознание (с помощью расхожей критики) в виде некоего тандема, сиамских близнецов детской поэзии, литературной двустволки, стреляющей дуплетом: Маршак-Чуковский, Чуковский-Маршак. Что-то вроде "Ильф и Петров". Или "Маркс и Энгельс". Или "Макс и Мориц". Удобная легенда, создающая иллюзию ясности, когда далеко не все ясно. Дело не только в том, что С. Маршак - выходец из глубоко русифицированной еврейской семьи, проведший детство в скитаниях по бесконечным российским провинциям - из пригорода в слободу, из слободы в предместье, из предместья еще на какую-то городскую окраину, а К. Чуковский, сын украинской крестьянки и неизвестного отца-еврея, родился в Петербурге и провел ранние свои годы в другом большом городе - в космополитическом котле, каким тогда была Одесса. Дело не только в этом, хотя и эти обстоятельства весьма значительны, поскольку все мы родом из детства, тем более - поэты, тем более поэты, сочиняющие для детей. Важно другое: невозможно даже нарочно придумать два столь несхожих человеческих характера, воплотивших себя в творчестве, столь же несхожем. Бурный, экстатический Чуковский - и строгий, уравновешенный Маршак, страсть и захлеб одного - воля и чекан другого, "романтическое" и "классическое". Вот уж кто воистину был "дьяволом недетской дисциплины" ...
Входимость: 39. Размер: 46кб.
Часть текста: с "госпожи"... Но если перевернуть этот альбом, так сказать, "задом наперед", то вся королевская рать исчезнет как по мановению жезла. На оборотной стороне альбомных листков совсем иное содержание, а вместо аккуратных четверостиший строчки идут лесенкой. Метаморфоза эта произошла в один вечер: кто-то позабыл у нас в передней, на столике, небольшую книжку стихов Владимира Маяковского. Я прочла их залпом, все подряд, и тут же, схватив карандаш, на обороте стихотворения, посвященного учительнице ритмики, кторое начиналось слозами: Были вы когда-то Розовой маркизой... - написала Владимиру Маяковскому: Рождайся, Новый человек, Чтоб гниль земли Вымерла! Я бью тебе челом, Век, За то, что дал Владимира. Строчки, конечно, были слабыми, наивными, но, наверно, я не могла их не написать. Новизна стихов Маяковского, ритмическая смелость, удивительные рифмы потрясли меня и пленили. С этого вечера и пошла лесенка моего роста. Была она для меня достаточно крутой и неровной. Живого...
Входимость: 32. Размер: 25кб.
Часть текста: И в самом звуке этой фамилии, коротком и резком, как выстрел, я чувствовал что-то завоевательное, боевое: – Мар-шак! Был он тогда худощавый и нельзя сказать, чтобы слишком здоровый, но когда мы проходили по улицам, у меня было странное чувство, что, если бы сию минуту на него наскочил грузовик, грузовик разлетелся бы вдребезги, а Маршак как ни в чем не бывало продолжал бы свой стремительный путь – прямо, грудью вперед, напролом. Куда вел его этот путь, мы в ту пору не сразу узнали, но чувствовали, что, какие бы трудности ни встретились на этом пути, Маршак преодолеет их все до одной, потому что уже тогда, в те далекие годы, в нем ощущался силач. Его темпераменту была совершенно чужда добродетель долготерпения и кротости. Во всем его облике ощущалась готовность дать отпор любому супостату. Он только что вернулся тогда с юга, и, я помню, рассказывали, что там, на Кавказе, он наградил какого-то негодяя пощечиной за то, что тот обидел детей. Повелительное, требовательное, волевое начало ценилось им превыше всего – даже в детских народных стишках....
Входимость: 32. Размер: 99кб.
Часть текста: такие антропоморфические книги, а они, напротив, ориентируют его во вселенной, т. к. он при помощи антропоморфизма сам приходит к познанию реальных отношений. Вот тема для новой статьи о ребенке — в защиту сказки. Когда взрослые говорят, что антропоморфизм сбивает ребенка с толку, они подменяют ребенка собою. Их действительно сбивает, а ребенку — нет, помогает. Сюжет для небольшого рассказа. Читал о Горьком третьего дня в Центральном Доме Искусств. Читал иронически, а все приняли за пафос — никаких оттенков не воспринимает дубовая аудитория. Видел Слонимского: желто-зеленый опять. У него вышла повесть «Средний проспект», где он вывел какого-то агента; Гублит разрешил повесть, ГИЗ ее напечатал, а ГПУ заарестовало. Теперь это практика: книгу Грабаря конфискуют с книжных прилавков. Поэтому Чагин сугубо осторожен с моей книжкой «Маленькие дети», которую в Гублите разрешили еще 15-го. Он повыбросил ряд мест из разрешенной книжки — «как бы чего не вышло». Хулиганская афера «Огонька»: предложил мне достать письма Льва Толстого к Дружинину и редактировать их, а когда я достал, сделал попытку прогнать меня от этих писем. Но я свел Дружинина с Чагиным, и сегодня мы туда едем: не купит ли Чагин писем Толстого для «Минувших Дней». 21 января. Вчера был у меня Слонимский. Его «Средний проспект» разрешен, он принес книжку. Но рассказывает мрачные вещи. Главлит задержал Сельвинского «Записки поэта». Потом выпустил. Задержали книгу Грабаря. Потом выпустили. В конце концов задерживают не так уж и много, но сколько измотают нервов,...
Входимость: 30. Размер: 70кб.
Часть текста: Сокольников, Пятаков и другие каются в чудовищных преступлениях – шпионаже, вредительстве, диверсиях – недаром Паустовский писал, что все это «не укладывается в сознании». Покончил с собой Орджоникидзе, – так и не уложив в своем сознании происходящее. В медицинском заключении в «Правде» было написано, что смерть наступила от паралича сердца после приступа стенокардии. Чуковский откликнулся на эту смерть статьей «Любимый герой советских детей». Главное культурное событие начала 1937-го – тоже мрачное: столетие со дня смерти Пушкина. К нему долго готовились и отмечали с колоссальным размахом, как праздник, как юбилейные торжества. Газеты выходили с целыми разворотами пушкинских материалов. Чуковский 10 февраля, в день смерти поэта, выступил в «Рабочей Москве» со статьей о том, как образ Пушкина искажали в 40—50-е годы XIX века; 13 февраля в «Правде» – со статьей «Племя младое». В нем К. И. рассказывает, как школьники любят Пушкина, жалеют его, видят в нем своего. Считают, что он «ненавидел бы фашистов так же пламенно, как ненавидят они». Изображают на рисунках Дантеса в фашистском мундире, а юного Пушкина в пионерском галстуке. Пишут стихи, в которых «стремятся обрадовать Пушкина тем, что борьба его была не напрасна». Чуковский видит не только курьезы, но живую любовь детей к поэту. «Вообще поэзия Пушкина впервые явилась советскому школьнику как прекраснейшее достижение искусства. За все годы существования наркомпросовских школ педагоги как будто впервые постигли, что в литературе есть поэзия, красота, музыкальность, художественность. В этом неоценимая заслуга нынешнего Пушкинского года». А значит, «возможно надеяться, что вульгарному социологизму действительно близок конец». Чуковский видит в общей детской любви к Пушкину подтверждение своих мыслей о том, что человек,...

 
Главная
© 2000- NIV