Приглашаем посетить сайт
Фонвизин (fonvizin.lit-info.ru)

Cлово "ПЕРЕВОДЧИК"

 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПЕРЕВОДЧИКИ, ПЕРЕВОДЧИКОВ, ПЕРЕВОДЧИКА, ПЕРЕВОДЧИКОМ

Входимость: 59. Размер: 70кб.
Входимость: 33. Размер: 25кб.
Входимость: 29. Размер: 98кб.
Входимость: 29. Размер: 169кб.
Входимость: 28. Размер: 32кб.
Входимость: 26. Размер: 131кб.
Входимость: 26. Размер: 30кб.
Входимость: 25. Размер: 49кб.
Входимость: 23. Размер: 21кб.
Входимость: 23. Размер: 23кб.
Входимость: 22. Размер: 30кб.
Входимость: 21. Размер: 18кб.
Входимость: 20. Размер: 51кб.
Входимость: 20. Размер: 19кб.
Входимость: 19. Размер: 9кб.
Входимость: 19. Размер: 28кб.
Входимость: 17. Размер: 30кб.
Входимость: 17. Размер: 23кб.
Входимость: 17. Размер: 63кб.
Входимость: 16. Размер: 23кб.
Входимость: 15. Размер: 20кб.
Входимость: 15. Размер: 24кб.
Входимость: 15. Размер: 18кб.
Входимость: 14. Размер: 56кб.
Входимость: 14. Размер: 13кб.
Входимость: 14. Размер: 19кб.
Входимость: 13. Размер: 56кб.
Входимость: 13. Размер: 43кб.
Входимость: 12. Размер: 18кб.
Входимость: 12. Размер: 12кб.
Входимость: 12. Размер: 13кб.
Входимость: 12. Размер: 29кб.
Входимость: 12. Размер: 11кб.
Входимость: 12. Размер: 10кб.
Входимость: 12. Размер: 23кб.
Входимость: 12. Размер: 8кб.
Входимость: 11. Размер: 14кб.
Входимость: 11. Размер: 17кб.
Входимость: 11. Размер: 15кб.
Входимость: 11. Размер: 92кб.
Входимость: 11. Размер: 19кб.
Входимость: 10. Размер: 8кб.
Входимость: 10. Размер: 14кб.
Входимость: 10. Размер: 22кб.
Входимость: 10. Размер: 21кб.
Входимость: 10. Размер: 34кб.
Входимость: 9. Размер: 77кб.
Входимость: 9. Размер: 19кб.
Входимость: 9. Размер: 16кб.
Входимость: 9. Размер: 9кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 59. Размер: 70кб.
Часть текста: В переводе: "Возможно" (331). У Шекспира: "Вы много хмуритесь в последнее время". В переводе: "Вы собираетесь нахмуриться" (227). У Шекспира Эдмунд говорит своему брату Эдгару, чтобы тот убежал от отца. У переводчика он, напротив, взывает к отцу, чтобы тот прибежал к Эдгару: "Батюшка, сюда!" (277). Получается нечто, прямо противоположное подлиннику: так сказать, Шекспир вверх ногами. Второй способ искажения Шекспира заключается в идиотизации текста. Берется ясный и отчетливый образ и превращается, например, в "перлы алмазов" (316). "Перлы алмазов" - это такая же невозможная вещь, как "сапфиры янтарей" или "изумруды рубинов", и я считаю своим долгом заверить читателя, что в подлиннике сказано не то. Так же сочинен переводчиком тот мистический "солнца пар", который фигурирует на странице 290. У Шекспира пар - не из солнца, а из пригретого солнцем болота. Не то, чтобы английская речь была переводчику совсем неизвестна. Но слово "джолли" он смешивает с французским "жоли" (305), а слово "стилл" принимает за немецкое "штиль" (303). Слово "подданный" он переводит "причина" (266). Причина этой "причины", конечно, одна: шапочное знакомство переводчика с английской речью. Ему, например, совершенно неведомо, что в старину слово ...
Входимость: 33. Размер: 25кб.
Часть текста: Боккаччо, Бена Джонсона лишь потому, что многими своими чертами их мировоззрение чуждо нам – и даже враждебно? Конечно нет. Переводы эти вполне в нашей власти, но они несказанно трудны и требуют от переводчика не только таланта, не только чутья, но и отречения от собственных интеллектуальных и психических навыков. Один из самых убедительных примеров такого отречения: переводы классиков грузинской поэзии, исполненные таким замечательным художником слова, как Николай Заболоцкий. Едва ли в середине XX века он чувствовал себя единомышленником средневекового поэта Руставели, создавшего в XII веке своего бессмертного «Витязя в тигровой шкуре». И все же нельзя и представить себе лучший перевод, чем перевод Заболоцкого: поразительно четкая дикция, обусловленная почти магической властью над синтаксисом, свободное дыхание каждой строфы, для которой четыре обязательных рифмы – не обуза, не тягота, как это нередко бывало с другими переводчиками «Витязя», а сильные крылья, придающие стихам перевода динамику подлинника: Суть любви всегда прекрасна, непостижна и верна Ни с каким любодеяньем не равняется она: Блуд – одно, любовь – другое, разделяет их стена, Человеку не пристало путать эти имена. И таких строф – не меньше семисот, а пожалуй, и больше, и все они переведены виртуозно. Точно так же Заболоцкому не понадобилось чувствовать себя единоверцем вдохновенного грузинского певца Давида Гурамишвили, жившего двести пятьдесят лет назад, при Петре I, чтобы с такой поэтической силой воссоздать его благочестивый призыв: Слушайте же, люди, верящие в бога, Те, кто соблюдает заповеди строго: В день, когда пред вами мертвый я предстану, Помяните миром душу бездыханну [42] . Каким нужно обладать художническим воображением, чтобы,...
Входимость: 29. Размер: 98кб.
Часть текста: Чуковский-Маршак. Что-то вроде "Ильф и Петров". Или "Маркс и Энгельс". Или "Макс и Мориц". Удобная легенда, создающая иллюзию ясности, когда далеко не все ясно. Дело не только в том, что С. Маршак - выходец из глубоко русифицированной еврейской семьи, проведший детство в скитаниях по бесконечным российским провинциям - из пригорода в слободу, из слободы в предместье, из предместья еще на какую-то городскую окраину, а К. Чуковский, сын украинской крестьянки и неизвестного отца-еврея, родился в Петербурге и провел ранние свои годы в другом большом городе - в космополитическом котле, каким тогда была Одесса. Дело не только в этом, хотя и эти обстоятельства весьма значительны, поскольку все мы родом из детства, тем более - поэты, тем более поэты, сочиняющие для детей. Важно другое: невозможно даже нарочно придумать два столь несхожих человеческих характера, воплотивших себя в творчестве, столь же несхожем. Бурный, экстатический Чуковский - и строгий, уравновешенный Маршак, страсть и захлеб одного - воля и чекан другого, "романтическое" и "классическое". Вот уж кто воистину был "дьяволом недетской дисциплины" - якобы детский поэт Маршак. Вот уж кто взаправду был демоном экстаза - якобы благостный "дедушка Чуковский". "Дионисийству" одного противостоит "аполлоничность" другого, если этим вышедшим из употребления терминам придать метафорический смысл. "Так бегите же за мною / На...
Входимость: 29. Размер: 169кб.
Часть текста: патологоанатом, академик Авдеев Владимир Николаевич (1904—1938, расстрелян), инженер Авербах Леопольд Леонидович (1903—1937, расстрелян), критик, генеральный секретарь РАПП (1928—1932) Аверченко А. Т.* Аветовна, см. Арутчева В. А. Агапов Борис Николаевич (1899—1973), поэт, очеркист Аграновский Абрам Давыдович (1895—1951), журналист, в 30-е гг. сотрудник газеты «Правда» Адамович Георгий Викторович (1892—1972, умер в эмиграции), поэт, литературный критик Аддисон Джозеф (1672—1719), английский писатель, поэт, публицист Адмони Владимир Григорьевич (1909—1993), литературовед, германист Адуев Николай Альфредович (1895—1950), писатель, поэт-сатирик Ажаев Василий Николаевич (1915—1968), писатель Азадовский Марк Константинович (1888—1954), литературовед Аксаков И. С.* – Александр II * Александр III * Александра Ивановна , см. Соболева А. И. Александра Федоровна (Алиса Гессен-Дармштадтская, 1872—1918, расстреляна), императрица, жена Николая II Александров Георгий Федорович (1908—1961), философ, академик, в 1940— 1947 гг. начальник управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), в 1954—55 гг. министр культуры СССР Александрович Андрей Иванович (1906—1963), белорусский поэт, общественный деятель Алексеев Глеб Васильевич (1892—1938, расстрелян), писатель Алексеев Михаил Павлович (1896—1981), литературовед, теоретик художественного перевода, академик Алексей Васильевич , см. Бургман А. В. Алексинский М . А .* ( 1889—1938, расстрелян) Алибон Самуэль Остин (1816—1889), американский библиограф, составитель «Critical Dictionary of English Literature and British and American Authors» Алли-Вад , Александр Алексеевич Вадимов-Маркелов (1895—1967), цирковой актер, иллюзионист, литератор Алигер Маргарита Иосифовна (1915—1992), поэт,...
Входимость: 28. Размер: 32кб.
Часть текста: кабардинцы, балкары, татары, чуваши, туркмены, поэты всех республик и областей, образующих Советский Союз, стали огромным и дружным своим коллективом готовить многоязычный перевод «Кобзаря». Хотя Шевченко и писал в «Кобзаре»: Ходiмо дальше, дальше слава, А слава заповiдь моя, – он, конечно, в самых дерзновенных мечтах не мог вообразить ни на миг, что та маленькая «захалявная книжка», которую он прятал в солдатском своем сапоге, станет с благоговением читаться на всех языках многомиллионными народами нашей страны. По странной аберрации вкуса у нас до самого недавнего времени очень немногие знали, что Шевченко – поэт гениальный. Одни ценили в нем главным образом то, что он, как выражались в ту пору, – представитель гражданской поэзии, другие ценили в нем то, что он вышел из низов, из народа. Но что он по своему мастерству великий художник слова – долго не ощущалось в читательской и литературной среде. Еще при жизни Шевченко даже наиболее расположенные к нему русские люди – и Плещеев, и Аксаков, и Тургенев, и Мей, – никто из них не подозревал, что он непревзойденный художник. О нем говорили так: стихи его, конечно, благородны, гуманны и даже, пожалуй, талантливы, но все же это стихи самоучки-крестьянина, которые именно в этом качестве и имеют известную ценность, а сравнивать их со стихами таких мастеров-поэтов, как, например, Полонский или, скажем, Щербина, нельзя. Мы знаем, что таково же было отношение критиков и читателей к Бернсу. Когда Шевченко вернулся из ссылки, его переводили на русский язык главным образом потому, что он вернулся из ссылки. Его ценили за его биографию. Поэтому переводили его спустя рукава, как переводят второстепенных поэтов, не заботясь ни о стиле, ни о ритме. То, что Шевченко – классик, что переводить его надо как классика, вполне осознано лишь в последнее время, и это не могло не сказаться на качестве новых переводов его ...

 
Главная
© 2000- NIV