Приглашаем посетить сайт
Баратынский (baratynskiy.lit-info.ru)

Cлово "ЗНАТЬ"

 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗНАЛ, ЗНАЕТ, ЗНАЕТЕ, ЗНАЮ

Входимость: 50. Размер: 159кб.
Входимость: 50. Размер: 128кб.
Входимость: 42. Размер: 53кб.
Входимость: 42. Размер: 80кб.
Входимость: 41. Размер: 158кб.
Входимость: 40. Размер: 126кб.
Входимость: 38. Размер: 99кб.
Входимость: 35. Размер: 145кб.
Входимость: 33. Размер: 59кб.
Входимость: 30. Размер: 76кб.
Входимость: 30. Размер: 98кб.
Входимость: 29. Размер: 108кб.
Входимость: 28. Размер: 101кб.
Входимость: 28. Размер: 56кб.
Входимость: 27. Размер: 77кб.
Входимость: 27. Размер: 172кб.
Входимость: 27. Размер: 111кб.
Входимость: 26. Размер: 53кб.
Входимость: 26. Размер: 46кб.
Входимость: 26. Размер: 102кб.
Входимость: 26. Размер: 108кб.
Входимость: 25. Размер: 85кб.
Входимость: 25. Размер: 94кб.
Входимость: 25. Размер: 23кб.
Входимость: 24. Размер: 60кб.
Входимость: 24. Размер: 48кб.
Входимость: 22. Размер: 78кб.
Входимость: 22. Размер: 121кб.
Входимость: 21. Размер: 83кб.
Входимость: 21. Размер: 78кб.
Входимость: 20. Размер: 63кб.
Входимость: 20. Размер: 55кб.
Входимость: 20. Размер: 89кб.
Входимость: 20. Размер: 63кб.
Входимость: 20. Размер: 43кб.
Входимость: 19. Размер: 21кб.
Входимость: 19. Размер: 126кб.
Входимость: 19. Размер: 85кб.
Входимость: 19. Размер: 35кб.
Входимость: 19. Размер: 55кб.
Входимость: 18. Размер: 50кб.
Входимость: 18. Размер: 72кб.
Входимость: 18. Размер: 66кб.
Входимость: 18. Размер: 60кб.
Входимость: 18. Размер: 65кб.
Входимость: 17. Размер: 29кб.
Входимость: 17. Размер: 46кб.
Входимость: 17. Размер: 65кб.
Входимость: 17. Размер: 83кб.
Входимость: 17. Размер: 55кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 50. Размер: 159кб.
Часть текста: пошел в Союз Писателей: Ганзен, старуха Саксаганская, старуха Грекова, дочь Грековой, Бианки, Полонская, Борисоглебский и проч. Я читал без увлечения — «Мойдодыра», «Бармалея» и «Мухину свадьбу», успеха не имел — и мы пошли назад. Трамваи мчались в парк, людские голоса звучали возбужденно и весело (!), пушки бахали, холодно, мокро, дождь, ветер — насквозь. Сейчас сижу за столом, пыжусь писать о Некрасове — ничего не знаю, было ли наводнение или нет. Ветер как будто стих, на крышах снег. <...> 10 янв. Удушье... Бедный Федин очень сконфужен... краснеет и мнется. Дело в том, что он секретарь «Звезды», а в «Звезде» Горбачев приготовил жестокую филиппику по адресу «Совр.», где сотрудничает Федин. Он говорит: уйду, попрошу Ионова перевести меня в другой, здесь я не могу. Майский (ред. «Звезды») бывший меньшевик, и, как всякий бывший меньшевик, страшно хлопочет перебольшевичить большевиков. Говорят, что статья Горбачева весьма доносительная 1 . Удушье!.. Теперь дела так сложились, что я бегаю по учреждениям с часу до 5, и всюду — тоска... тоска... Оказывается, что в Москве на Ионова нажим, что Ионов очень непрочен. Против него Сталин, за него Зиновьев. Чтобы умилостивить Сталина, он заказал напечатать две серии его портретов. Это было первое, что издал Ионов в Москве. Так говорит Тихонов. Сегодня Тихонова перевели еще в меньшую комнату — самую маленькую и паршивую, какая только есть в Госиздате....
Входимость: 50. Размер: 128кб.
Часть текста: совершенно, в корень свои некрасовские книжки, а также «Футуристов», «Уайльда», «Уитмэна». Основал «Современный Запад» — сам своей рукой написал почти всю Хронику 1-го номера, доставал для него газеты, журналы — перевел «Королей и капусту», перевел Синга,— о, сколько энергии, даром истраченной, без цели, без плана! И ни одного друга! Даже просто ни одного доброжелателя! Всюду когти, зубы, клыки, рога! И все же я почему-то люблю 1922 год. Я привязался в этом году к Мурке, меня не так мучили бессонницы, я стал работать с большей легкостью — спасибо старому году! Сейчас, напр., я сижу один и встречаю новый год с пером в руке, но не горюю: мне мое перо очень дорого — лампа, чернильница,— и сейчас на столе у меня моя милая «Энциклопедия Британника», которую я так нежно люблю. Сколько знаний она мне дала, как она успокоительна и ласкова. Ну, пора мне приниматься за Синга, нужно же наконец написать о нем статью! _________ Вот что такое 40 лет: когда ко мне приходит какой-нибудь человек, я жду, чтоб он скорее ушел. Никакого любопытства к людям. Я ведь прежде был как щенок: каждого прохожего обнюхать и возле каждой тумбы поднять ногу. _________ Вот что такое дети, большая семья: никогда на столе не улежит карандаш, исчезает как в яму, и всегда кто-нб. что-нибудь теряет: «дети, не видали ножниц?», «Папа, где моя ленточка?», «Коля, ты взял мою резинку?» 2 января 1923. Мурка стоит и «читает». Со страшной энергией в течение двух часов: Ума няу, ýма няу, ума няу, уманя перелистывает книгу, и если ей иногда попадется под руку слово , вставляет и его в эту схему, не нарушая ее. ...
Входимость: 42. Размер: 53кб.
Часть текста: которой я доводился внучатным племянником. Она просила меня срочно, из-за плохого ее самочувствия, приехать – забрать кое-какие, писала она, «бижу» и серебро для московской нашей родни. Нелепейше случилось, что как раз в это время призвали меня на повторный сбор командиров запаса, и я так и пустился в путь в плохо пригнанной мятой паре, с двумя кубиками в петлицах. Сейчас словно бы и дико представить тогдашний свой страх, что покажешься подозрительным, а в ту пору – экспресс «Красная стрела», распускающиеся витки обмоток, звякающие в брезентовом портфеле серебряные ложки... – душа убегала в пятки! Тоже и на Чуковского, как припоминаю теперь, эти обмотки и кубики произвели впечатление, когда ввела меня горничная в комнату Л. Ф. Он впрочем тут же и стал прощаться, складываясь вдвое над ухом собеседницы, потому что была крохотного роста и плохо слышала, но с порога, полуобернувшись, снова любопытно меня оглядел. – Отдала весь свой архив Бончу, – сказала Л. Ф. ему вслед, – а вот все ходит, писем нет ли слепцовских или тургеневских... Расспрашивает. Неистощимый какой-то...* Отчасти из-за этого «неистощимый» и припомнился мне рассказанный эпизод. В самом деле: завидная, до последних дней жизни, работоспособность, пылкий интерес к самым различным граням культуры – детскому творчеству, чистоте родного языка, искусству перевода, поэтике русских и нерусских мастеров слова (Некрасов, Чехов, Уитмен) – вся эта неисчерпаемость творческого духа, вместе с личной одаренностью и эрудицией – главное существо Корнея Чуковского. Таким знали его и за рубежом. В посвященной его памяти статье одного американского профессора, любезно мне присланной автором, читаем: «Чуковский был человеком Возрождения в эпоху порой вполне...
Входимость: 42. Размер: 80кб.
Часть текста: далее следовало ждать мостика - появился и мостик, а потом все прямо, прямо, справа - поле, затем возникнет улица Серафимовича, на нее надо свернуть. Улица возникла, называлась она именно так, как надо, я свернула. Августовский день был тих, ясен, шагалось легко, и было странно и весело думать, что сейчас я увижу живого Чуковского. Это было очень давно - в 1955 году. Тогда мне казалось, что семьдесят три года - это чрезвычайно много, и я ждала, что увижу глубокого старика, благостного, тихого, с добрыми, слегка слезящимися глазами. Старец сидит в кресле на балконе, прикрыв ноги пледом, меня к нему подводят, представляют, я осторожно пожимаю его сухую старческую руку, говорю, что счастлива его видеть, мне шепчут: "Громче!", я повышаю голос - старик глух, конечно. Все в тот день шло как по-писаному, ничто моих ожиданий не обмануло. И кладбище, и мостик, и улица Серафимовича возникали вовремя, с нужными интервалами, когда следовало, появились и зеленые ворота, и двухэтажный за ними дом желтого цвета. Единственно, кто так и не появился, это старик с укутанными пледом ногами, встречи с которым я ждала. Старика не было. Был длинный,...
Входимость: 41. Размер: 158кб.
Часть текста: запаха, Я глотал бы его вечно, я влюблен в него, Я пойду на лесистый берег, сброшу одежды и стану голым, Я схожу с ума от желания, чтобы воздух прикасался ко мне. Пар моего дыхания, Эхо, всплески, жужжащие шепоты, любовный корень, шелковинка, стволы-раскоряки, обвитые лозой, Мои вдохи и выдохи, биение сердца, прохождение крови и воздуха через мои легкие, Запах свежей листвы и сухой листвы, запах морского берега и темных морских утесов, запах сена в амбаре, Мой голос, извергающий слова, которые я бросаю навстречу ветрам, Легкие поцелуи, объятия, касания рук, Игра света и тени в деревьях, когда колышутся гибкие ветки, Радость — оттого, что я один, или оттого, что я в уличной сутолоке, или оттого, что я брожу по холмам и полям, Ощущение здоровья, трели в полуденный час, та песня, что поется во мне, когда, встав поутру, я встречаю солнце.   Ты думал, что тысяча акров — это много? Ты думал, что земля — это много? Ты так долго учился читать? Ты с гордостью думал, что тебе удалось добраться до смысла поэм? Побудь этот день и эту ночь со мною, и у тебя будет источник всех поэм, Все блага земли и солнца станут твоими (миллионы солнц в запасе у нас), Ты уже не будешь брать все явления мира из вторых или третьих рук, Ты перестанешь смотреть глазами давно умерших или питаться книжными призраками, И моими глазами ты не станешь смотреть, ты не возьмешь у меня ничего, Ты выслушаешь и тех и других и профильтруешь все через себя. 3 Я слышал, о чем говорили говоруны, их толки о начале и конце, Я же не говорю ни о начале, ни о конце.   Никогда еще не было таких зачатий, как теперь, Ни такой юности, ни такой старости, как теперь, Никогда не будет таких...

 
Главная
© 2000- NIV