Приглашаем посетить сайт
Пастернак (pasternak.niv.ru)

Cлово "ЛЮДИ"

 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛЮДЯМ, ЛЮДЬМИ, ЛЮДЯХ, ЛЮДЕЙ

Входимость: 38. Размер: 83кб.
Входимость: 34. Размер: 94кб.
Входимость: 34. Размер: 145кб.
Входимость: 33. Размер: 159кб.
Входимость: 28. Размер: 126кб.
Входимость: 28. Размер: 121кб.
Входимость: 28. Размер: 40кб.
Входимость: 26. Размер: 79кб.
Входимость: 24. Размер: 108кб.
Входимость: 22. Размер: 158кб.
Входимость: 22. Размер: 126кб.
Входимость: 22. Размер: 34кб.
Входимость: 21. Размер: 36кб.
Входимость: 21. Размер: 83кб.
Входимость: 21. Размер: 64кб.
Входимость: 20. Размер: 34кб.
Входимость: 20. Размер: 14кб.
Входимость: 19. Размер: 55кб.
Входимость: 19. Размер: 118кб.
Входимость: 19. Размер: 48кб.
Входимость: 18. Размер: 84кб.
Входимость: 18. Размер: 40кб.
Входимость: 18. Размер: 53кб.
Входимость: 18. Размер: 71кб.
Входимость: 18. Размер: 66кб.
Входимость: 18. Размер: 101кб.
Входимость: 17. Размер: 38кб.
Входимость: 17. Размер: 54кб.
Входимость: 17. Размер: 19кб.
Входимость: 17. Размер: 108кб.
Входимость: 17. Размер: 87кб.
Входимость: 17. Размер: 25кб.
Входимость: 17. Размер: 36кб.
Входимость: 17. Размер: 54кб.
Входимость: 17. Размер: 15кб.
Входимость: 16. Размер: 32кб.
Входимость: 16. Размер: 128кб.
Входимость: 16. Размер: 34кб.
Входимость: 16. Размер: 16кб.
Входимость: 16. Размер: 10кб.
Входимость: 16. Размер: 30кб.
Входимость: 16. Размер: 19кб.
Входимость: 16. Размер: 14кб.
Входимость: 16. Размер: 48кб.
Входимость: 16. Размер: 22кб.
Входимость: 15. Размер: 12кб.
Входимость: 15. Размер: 101кб.
Входимость: 15. Размер: 49кб.
Входимость: 15. Размер: 53кб.
Входимость: 15. Размер: 68кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 38. Размер: 83кб.
Часть текста: к Белинскому явился Некрасов, молодой ярославец, фельетонист, альманашник, водевилист и поэт. Белинский с первых же слов закричал: - Дайте мне Достоевского! Приведите, приведите его скорее 2 ! И повторял, что "Бедные люди" обнаруживают великий талант, что автор их пойдет дальше Гоголя. Белинский восхищался до истощения сил. Он был уже влюблен в Достоевского, хоть и не видел его; говорил о нем с материнскою нежностью, и скоро весь его кружок знал о появлении нового гения. По Невскому так и носился на всех парусах добрейший и пустейший Панаев (в ослепительном жилете от самого Оливье) и трезвонил: - Новый удивительный талант!Белинский говорит: выше Гоголя... Только что народившийся маленький гений, который со временем убьет своими произведениями всю настоящую и прошедшую литературу 3 . И несся дальше, чувствуя себя именинником. А с ним его двойник Григорович, вертлявый полуфранцуз, обаятельный сплетник 4 , перепархивал из ресторана в кондитерскую: - Новый Гоголь... величайший талант. Я же его и открыл... Мой школьный товарищ... Зовут: Достоевский. И рассказывал, что он и его приятель ...
Входимость: 34. Размер: 94кб.
Часть текста: как на пружинах. «Распишитесь, пожалуйста, в книге. Я самый жених и есть. Становитесь в ряд. Раз! Два! Три!» Махнул жених платком, побежали старухи, - все грузные, жирные, растрепанные. Толкают друг дружку, цепляются. Прыгают отвислые груди, дрожат огромные животы, шляпки съезжают с полулысых голов, но сильна материнская любовь! – они бегут. Перед ними мост - они через мост. Перед ними ров - они через ров. С горы кувырком, по горе ползком, треплются по ветру жидкие волосы, - сильна материнская любовь! Высокий забор на пути - лезут старухи на забор, одна, другая, десятая, цепляются дряхлыми пальцами, и падают вниз с высоты, и бегут, а за ними собаки, а за ними мальчишки, кухарки, полиция, пьяницы, - стой, держи! – бегут по большому городу. Омнибусы, кебы, конки и автомобили, - они не глядят, бегут. Огромное поле. И под широким небом, чуть видная, прямо на нас, исцарапанная, мокрая, оборванная, без одного башмака, бежит, приседая, старуха, и радость, и ужас у неё на лице: она первая, она победила! Все ближе она, и все больше вырастает на полотне. А там далеко, на горизонте, прыгают и мелькают какие-то жалкие пятнышки – её запоздавшие подруги. Вбежала старуха в манеж, растопырила руки, кинулась жениху на шею и зарыдала, и засмеялась: сильна материнская любовь! В афишке кинематографа эта картина называется «Бега тёщ», и после неё объявляется перерыв: нужно же дать отдых глазам. Тапер перестал играть и, спрятавшись за портьерой, доедает недоеденный огурец; слышно, как хрустит у него на зубах. Барышня, с перевязанной щекой, жёлтая и безгрудая, отбирает у нас билетики. Из будочки, которая позади, выходит,...
Входимость: 34. Размер: 145кб.
Часть текста: стала и мучительная борьба за этот музей, - эхо которой рассеяно сегодня по мемуарам, дневникам и письмам. Чаще всего о ней вспоминают, пожалуй, в этом же самом Доме, на сегодняшних экскурсиях, уже не самодеятельных, но - официальных, поскольку Дом обрёл и "статус и штат" 1 . Однако, пятнадцать лет уже, как нет с нами создательницы музея (Лидия Чуковская скончалась в 1996 году), один за другим уходят свидетели и непосредственные участники тех многозначных событий, а в архиве лежат несколько внушительных папок с лаконичной надписью "Дом". В настоящей публикации мы представим читателю некоторые исторические документы (изрядная часть которых никогда не публиковалась) и свидетельства той, казалось бы, сугубо "локальной" драматичной истории борьбы за музей. Нам и сейчас кажется, что в этом, отдельно взятом, растянутом на несколько лет событии, как в зеркале отразилась и недавняя, неостывшая эпоха, и - шире - человеческие нравы и репутации. Это же, смеем...
Входимость: 33. Размер: 159кб.
Часть текста: прочитать «Воспоминания» о Брюсове — в капелле. Мы стали оживленно разговаривать (за столом), вдруг бах! — пушка, еще и еще!! Наводнение!! Мы с М. Б. вышли на улицу. Пошли к Фонтанке. Слякоть, лужи, народ пялит глаза на черную воду, у краев покрытую легкою корочкой,— и все это очень непохоже на «Все на борьбу с наводнением!». Вода поднялась почти до уровня моста — вот-вот поднимется и разольется по улицам. Я пошел в Союз Писателей: Ганзен, старуха Саксаганская, старуха Грекова, дочь Грековой, Бианки, Полонская, Борисоглебский и проч. Я читал без увлечения — «Мойдодыра», «Бармалея» и «Мухину свадьбу», успеха не имел — и мы пошли назад. Трамваи мчались в парк, людские голоса звучали возбужденно и весело (!), пушки бахали, холодно, мокро, дождь, ветер — насквозь. Сейчас сижу за столом, пыжусь писать о Некрасове — ничего не знаю, было ли наводнение или нет. Ветер как будто стих, на крышах снег. <...> 10 янв. Удушье... Бедный Федин очень сконфужен... краснеет и мнется. Дело в том, что он секретарь «Звезды», а в «Звезде» Горбачев приготовил жестокую филиппику по адресу «Совр.», где сотрудничает Федин. Он говорит: уйду, попрошу Ионова перевести меня в другой, здесь я не могу. Майский (ред. «Звезды») бывший меньшевик, и, как всякий бывший меньшевик, страшно хлопочет перебольшевичить большевиков....
Входимость: 28. Размер: 126кб.
Часть текста: и все слышавшие поддержали меня и нашли, что на ее оскорбление я мог ответить только так. И, конечно, мне было больно, что я обругал сволочью старую старуху, писательницу. И вот теперь — она первая подходит ко мне и говорит: «Ну, ну, не сердитесь...» Говорились речи. Каждая речь начиналась: — Уже четыре года... А потом более или менее ясно говорилось, что нам нужна свобода печати. Потом вышел Федин и прочитал о том, что критики напрасно хмурятся, что у рус. лит. есть не только прошлое, но и будущее. Это задело меня, потому что я все время думал почему-то о Блоке, Гумилеве и др. Я вышел и (кажется, слишком неврастенически) сказал о том, что да, у литературы есть будущее, ибо русский народ неиссякаемо даровит, «и уже растет зеленая трава, но эта трава на могилах». И мы молча почтили вставанием умерших. Потом явился Марадудин и спел куплеты — о каждом из нас, причем назвал меня Врид Некрасова (временно исполняющий должность Некрасова), а его жена представила даму, стоящую в очереди кооператива Дома Литераторов,— внучку Пушкина по прямой линии от г-жи NN. Я смеялся — но была тоска. Явился запоздавший Анненков. Стали показываться пьяные лица. <...> Потом пришли из «Дома Искусств» — два шкловитянина: Тынянов и Эйхенбаум. Эйхенбаум печатает обо мне страшно ругательную статью — но все же он мне мил почему-то. Он доказывал мне, что я нервничаю, что моя книжка о Некрасове неправильна, но из его слов я увидел, что многое основано на недоразумении. Напр., фразу «Довольно с нас и сия великия славы, что мы начинаем» 1 он толкует так, будто я желаю считать себя основоположником «формально-научного метода», а между тем эта фраза относится исключительно к Некрасову. Тынянова книжка о Достоевском мне нравится 2 , и сам он — всезнающий, ...

 
Главная
© 2000- NIV