Приглашаем посетить сайт
Бунин (bunin.niv.ru)

Cлово "ВИДЕТЬ"

 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВИЖУ, ВИДЕЛ, ВИДЕЛИ, ВИДИТ

Входимость: 30. Размер: 159кб.
Входимость: 29. Размер: 126кб.
Входимость: 28. Размер: 80кб.
Входимость: 27. Размер: 158кб.
Входимость: 27. Размер: 30кб.
Входимость: 27. Размер: 101кб.
Входимость: 23. Размер: 26кб.
Входимость: 23. Размер: 121кб.
Входимость: 23. Размер: 108кб.
Входимость: 20. Размер: 128кб.
Входимость: 20. Размер: 78кб.
Входимость: 19. Размер: 94кб.
Входимость: 19. Размер: 87кб.
Входимость: 18. Размер: 18кб.
Входимость: 17. Размер: 60кб.
Входимость: 17. Размер: 54кб.
Входимость: 17. Размер: 76кб.
Входимость: 16. Размер: 101кб.
Входимость: 16. Размер: 78кб.
Входимость: 16. Размер: 59кб.
Входимость: 16. Размер: 99кб.
Входимость: 15. Размер: 85кб.
Входимость: 15. Размер: 60кб.
Входимость: 15. Размер: 61кб.
Входимость: 15. Размер: 54кб.
Входимость: 15. Размер: 83кб.
Входимость: 15. Размер: 145кб.
Входимость: 14. Размер: 65кб.
Входимость: 14. Размер: 102кб.
Входимость: 13. Размер: 65кб.
Входимость: 13. Размер: 126кб.
Входимость: 13. Размер: 56кб.
Входимость: 13. Размер: 21кб.
Входимость: 13. Размер: 92кб.
Входимость: 13. Размер: 172кб.
Входимость: 13. Размер: 66кб.
Входимость: 12. Размер: 54кб.
Входимость: 12. Размер: 108кб.
Входимость: 12. Размер: 53кб.
Входимость: 12. Размер: 66кб.
Входимость: 12. Размер: 64кб.
Входимость: 12. Размер: 111кб.
Входимость: 11. Размер: 37кб.
Входимость: 11. Размер: 70кб.
Входимость: 11. Размер: 83кб.
Входимость: 11. Размер: 30кб.
Входимость: 11. Размер: 55кб.
Входимость: 11. Размер: 20кб.
Входимость: 11. Размер: 93кб.
Входимость: 11. Размер: 38кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 30. Размер: 159кб.
Часть текста: поднимется и разольется по улицам. Я пошел в Союз Писателей: Ганзен, старуха Саксаганская, старуха Грекова, дочь Грековой, Бианки, Полонская, Борисоглебский и проч. Я читал без увлечения — «Мойдодыра», «Бармалея» и «Мухину свадьбу», успеха не имел — и мы пошли назад. Трамваи мчались в парк, людские голоса звучали возбужденно и весело (!), пушки бахали, холодно, мокро, дождь, ветер — насквозь. Сейчас сижу за столом, пыжусь писать о Некрасове — ничего не знаю, было ли наводнение или нет. Ветер как будто стих, на крышах снег. <...> 10 янв. Удушье... Бедный Федин очень сконфужен... краснеет и мнется. Дело в том, что он секретарь «Звезды», а в «Звезде» Горбачев приготовил жестокую филиппику по адресу «Совр.», где сотрудничает Федин. Он говорит: уйду, попрошу Ионова перевести меня в другой, здесь я не могу. Майский (ред. «Звезды») бывший меньшевик, и, как всякий бывший меньшевик, страшно хлопочет перебольшевичить большевиков. Говорят, что статья Горбачева весьма доносительная 1 . Удушье!.. Теперь дела так сложились, что я ...
Входимость: 29. Размер: 126кб.
Часть текста: год. Мы заняли один столик с Фединым, Замятиным, Ходасевичем — и их дамами, а кругом были какие-то лысые — очень чужие. Ко мне подошла М. В. Ватсон и сказала, что она примирилась со мной. После этого она сказала, что Гумилев был «зверски расстрелян». Какая старуха! Какая ненависть. Она месяца 3 назад сказала мне: — Ну что, не помогли вам ваши товарищи спасти Гумилева? — Какие товарищи? — спросил я. — Большевики. — Сволочь! — заорал я на 70-летнюю старуху — и все слышавшие поддержали меня и нашли, что на ее оскорбление я мог ответить только так. И, конечно, мне было больно, что я обругал сволочью старую старуху, писательницу. И вот теперь — она первая подходит ко мне и говорит: «Ну, ну, не сердитесь...» Говорились речи. Каждая речь начиналась: — Уже четыре года... А потом более или менее ясно говорилось, что нам нужна свобода печати. Потом вышел Федин и прочитал о том, что критики напрасно хмурятся, что у рус. лит. есть не только прошлое, но и будущее. Это задело меня, потому что я все время думал почему-то о Блоке, Гумилеве и др. Я вышел и (кажется, слишком неврастенически) сказал о том, что да, у литературы есть будущее, ибо русский народ неиссякаемо даровит, «и уже растет зеленая трава, но эта трава на могилах». И мы молча почтили вставанием умерших. Потом явился Марадудин и спел куплеты — о каждом из нас, причем назвал меня Врид Некрасова (временно исполняющий...
Входимость: 28. Размер: 80кб.
Часть текста: путь от станции до дома был мне заранее подробно описан. Справа на горе должно было показаться кладбище - оно показалось, далее следовало ждать мостика - появился и мостик, а потом все прямо, прямо, справа - поле, затем возникнет улица Серафимовича, на нее надо свернуть. Улица возникла, называлась она именно так, как надо, я свернула. Августовский день был тих, ясен, шагалось легко, и было странно и весело думать, что сейчас я увижу живого Чуковского. Это было очень давно - в 1955 году. Тогда мне казалось, что семьдесят три года - это чрезвычайно много, и я ждала, что увижу глубокого старика, благостного, тихого, с добрыми, слегка слезящимися глазами. Старец сидит в кресле на балконе, прикрыв ноги пледом, меня к нему подводят, представляют, я осторожно пожимаю его сухую старческую руку, говорю, что счастлива его видеть, мне шепчут: "Громче!", я повышаю голос - старик глух, конечно. Все в тот день шло как по-писаному, ничто моих ожиданий не обмануло. И кладбище, и мостик, и улица Серафимовича возникали вовремя, с нужными интервалами, когда следовало, появились и зеленые ворота, и двухэтажный за ними дом желтого цвета. Единственно, кто так и не появился, это старик с укутанными пледом ногами, встречи с которым я ждала. Старика не было. Был длинный, худощавый веселый человек с белой прядью на лбу, с острым, смеющимся взглядом, с большими смуглыми руками, без единой приметы старости. Вероятно, во время пути от электрички до дома я готовила какие-то слова, которые скажу старику на балконе. Еще живя в Шанхае, я читала сборник "Искусство перевода", статьи о Вербицкой и Чарской, язвительное остроумие этих работ меня восхищало, многие фразы оттуда я помнила наизусть... Но ничего приготовленного сказать не пришлось. С той минуты, как я попала в орбиту веселого седовласого человека, меня завертело, как щепку... Вот я схвачена за руку и повлечена в глубь участка, где много скамеек, - каждое лето здесь устраивается ...
Входимость: 27. Размер: 158кб.
Часть текста: не изготовили химики, он без запаха, Я глотал бы его вечно, я влюблен в него, Я пойду на лесистый берег, сброшу одежды и стану голым, Я схожу с ума от желания, чтобы воздух прикасался ко мне. Пар моего дыхания, Эхо, всплески, жужжащие шепоты, любовный корень, шелковинка, стволы-раскоряки, обвитые лозой, Мои вдохи и выдохи, биение сердца, прохождение крови и воздуха через мои легкие, Запах свежей листвы и сухой листвы, запах морского берега и темных морских утесов, запах сена в амбаре, Мой голос, извергающий слова, которые я бросаю навстречу ветрам, Легкие поцелуи, объятия, касания рук, Игра света и тени в деревьях, когда колышутся гибкие ветки, Радость — оттого, что я один, или оттого, что я в уличной сутолоке, или оттого, что я брожу по холмам и полям, Ощущение здоровья, трели в полуденный час, та песня, что поется во мне, когда, встав поутру, я встречаю солнце.   Ты думал, что тысяча акров — это много? Ты думал, что земля — это много? Ты так долго учился читать? Ты с гордостью думал, что тебе удалось добраться до смысла поэм? Побудь этот день и эту ночь со мною, и у тебя будет источник всех поэм, Все блага земли и солнца станут твоими (миллионы солнц в запасе у нас), Ты уже не будешь брать все явления мира из вторых или третьих рук, Ты перестанешь смотреть глазами давно умерших или питаться книжными призраками, И моими глазами ты не станешь смотреть, ты не возьмешь у меня ничего, Ты выслушаешь и тех и других и профильтруешь все через себя. 3 Я слышал, о чем говорили говоруны, их толки о начале и конце, Я же не говорю ни о начале, ни о конце.   Никогда еще не было таких зачатий, как теперь, Ни такой юности, ни такой старости, как теперь, Никогда не будет таких совершенств, как теперь, Ни такого рая, ни такого ада, как теперь.   Еще, и еще, и еще, Это вечное стремление вселенной рождать и рождать, Вечно плодородное движение мира. Из мрака выходят двое, они так...
Входимость: 27. Размер: 30кб.
Часть текста: для него сродни океану и звездному небу и совсем не вмещается в рамки той реальной демократической партии, которая существовала в тогдашней Америке. Демократия встает перед ним как бесконечная цепь поколений, идущих по тысячелетней дороге. Он воспринимает ее, так сказать, в планетарном аспекте: …Шар земной летит, кружится, А кругом планеты-сестры, гроздья солнц и планет, Все сверкающие дни, все таинственные ночи, переполненные снами, Пионеры! о пионеры! Это наше и для нас, Расчищаем мы дорогу для зародышей во чреве. Те, что еще не родились, ждут, чтобы идти за нами… («Пионеры! о пионеры!») [1] Обращаясь к демократии, он говорит: Дети мои, оглянитесь, Ради этих миллионов, уходящих в даль столетий, напирающих на нас, Нам невозможно отступить или на миг остановиться. («Пионеры! о пионеры!») «Только редкий космический ум художника, озаренный Бесконечностью, только он может постичь многообразные океанические свойства народа», — утверждает поэт в одной из своих позднейших статей. Этими «океаническими свойствами» была особенно дорога для него демократия родной страны: «Вы только подумайте, — писал он через несколько лет, — вы только вообразите себе теперешние Соединенные Штаты — эти 38 или 40 империй, спаянных воедино, эти шестьдесят или семьдесят миллионов равных, одинаковых людей, подумайте об их жизнях, страстях, будущих судьбах — об этих бесчисленных нынешних толпах Америки, которые клокочут, бурлят вокруг нас и которых мы — неотделимые части! И подумайте для сравнения, какое ограниченно-тесное поприще у поэтов старинной, да и нынешней Европы, как бы гениальны они ни были. Ведь до нашей эпохи они и не знали, не видели множественности, кипучести, небывалого биения жизни… Похоже на то, что космическая и динамическая поэзия широты и безбрежности, столь желанная душе человеческой, не существовала до наших времен». [2] В то время как писались эти...

 
Главная
© 2000- NIV