Приглашаем посетить сайт
Цветаева (tsvetaeva.lit-info.ru)

Cлова на букву "Q"

 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
5QUA
1QUALITY
2QUARTERLY
3QUASI
4QUE
3QUEEN
11QUI
1QUIEN
1QUIET
1QUINN
1QUITE
6QUO

Несколько случайно найденных страниц

по слову QUI

Входимость: 1. Размер: 6кб.
Часть текста: каждое дело нужно судить поскольку его средства совпадают с его же собственными целями, а не с теми, которые мы ему навязываем со стороны. Один рецензент в своих "идеальных требованиях" от бульварной комедии дошел до таких геркулесовых столбов, что, усмотрев в ней некоторую сантиментальность, воскликнул: "нужны ли такие трогательные сцены? Интересны ли они? Сантиментальность расплавляет сердца и ум и разрешает сознание истинной красоты!" (см. "Рассвет" от 30 марта). Судите сами, насколько это уместно – в данном случае. Вот содержание этой комедии: Анри, сын французского рантье Жувнеля состоит в связи с миловидной швейкой Мари и прижил от нее сына. Родные узнают об этой связи и в душе ничего против нее не имеют, но притворяются друг перед другом, что она ужасает их. Тайком они покровительствуют влюбленной парочке, но жена боится, как бы об этом не проведал муж, а муж – как бы не проведала жена. Друг мужа, Трэву, тоже считает нужным скрывать свою прикосновенность к молодой чете. Словом, все таят друг от друга лучшие свои чувства, и выставляют напоказ несуществующие у них предрассудки. Отсюда, конечно, много веселых qui pro quo, ради которых, конечно, и написана эта непретенциозная вещь… Никаких нравоучительных целей, столь любезных Вольфу в других его вещах, здесь нет, никаких покушений на решение социальных проблем, которые пригрезились нашим рецензентам, и подавно в этой пьесе не имеется. Эта просто смешная, ловко скроенная комедия, за которой ничего, кроме...
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: Так сразу "брал" человека в свой обаятельный плен и Корней Иванович Чуковский. Мне захотелось назвать свои заметки о нем словами, которые некогда были в ходу, а сейчас, пожалуй, воспринимаются как нечто старинное, странно-чужое, - очарованная душа. Мне эта "очарованность" показалась удивительнейшей его чертой, почти уникальной по чистоте и силе своего выражения. Именно "очарованность", острое любопытство, жадный интерес ко всему, "что в мире этом окружает нас": к человеку, ребенку, цветку, книге, - вот с чего начинается Чуковский. От каждой, пускай и простой, непритязательной, встречи он ожидал настоящего чуда. Наверно, ом ошибался (и, может быть, часто), преувеличивал значительность иных людей, с которыми случайно сталкивала его судьба. Что из того! Он был "радостным человеком в радостном мире", как сказал однажды сам, глядя на прямые стволы переделкинских сосен. Таким он и сохранился в моей памяти. Вероятно, мое знакомство с Корнеем Ивановичем Чуковским похоже на сотни подобных встреч и знакомств, на которые он был так щедр. Во время своих нечастых приездов в Москву я бывала в его переделкинском доме, но, пожалуй, это было прежде всего эпистолярное знакомство. Я много писала ему и получала очень милые, внимательные, всегда неожиданные в сути своей письма (он был на редкость аккуратным корреспондентом, с какой-то старомодной безукоризненной щепетильностью даже в том, что касалось внешней стороны переписки). Первый мой приезд в Переделкино, к Корнею Ивановичу, относится к январю 1962-го, когда я, работая над диссертацией о Тютчеве, вдруг - вполне для себя неожиданно - сочинила "анкету". Насколько сейчас могу судить, сочинение мое было весьма бестолково, но, как шутил впоследствии Корней Иванович, "почтительно и страсть как трогательно". Откликнулись почти все, к кому я обратилась. Первым ответил Чуковский. Письмо ...
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Часть текста: Твардовского, редактора «Нового мира», на рецензию «рукопись некоего беллетриста о сталинских лагерях». Рукопись была озаглавлена «Щ-854» и подписана псевдонимом «А. Рязанский». Чуковский прочитал – и загорелся. Рецензия была написана немедленно и называлась «Литературное чудо». К. И. хвалил неизвестного автора за колоритный русский язык, за «живую органическую речь, свободную, как дыхание», за чувство меры и такта, с которым он берется за такую трудную тему: «Другой более слабый автор непременно ударился бы в публицистику, стал бы проклинать и вопить. Но А. Рязанский – и в этом его величайшая сила – ничем не выражает своего страстного гнева. Он не публицист, а летописец». Чуковский говорил о «гениально-злоупорном» характере героя, его выносливости, его мастерстве… «Словом: с этим рассказом в литературу вошел очень сильный, оригинальный и зрелый писатель… В каждой сцене автор идет по линии наибольшего сопротивления и всюду одерживает победу». Отвечая на невысказанный вопрос вечного своего невидимого...
Входимость: 4. Размер: 3кб.
Часть текста: меня нет таких разговоров, чтобы, к примеру, что-нибудь неподобное, на манер которые прочие обязательно про чувства, и даже словно какие Дю-Лу. А я сичас, перво-наперво, по-благородному, про литературу, али про Спинозу, али даже про критиков могу, которые. Люблю благородную беседу и научные которые разговоры разговаривать. И как, значится, я паспортист из участку, сичас я все это могу: что к чему и для чего оно образуется. И канпанию вожу не с какими-нибудь, которые только про житейское или по бульварам брандахлыстничают. Например, литератор Евген Осьпыч Венский, тот завсегда ко мне, приятели. Прямой, говорит, ты, Чуковский, и уши холодные. И я с ним по-закадышному: Женька Венский, и больше ничего. Взять теперь, Максим Горький. Я, грит, самый и есть индивидуалист и анархист из Ерфуртской программы, а я глядь в паспорт, и моментально за № 7648: мещанин из «Нивскаго» волостного правления. Арцыбашев тоже, али Анатоль Палыч Каменский - сичас в книгу за № 165 и больше ничего. Дворяне? Граждане? Ассаже назад! Мещане! Самая и есть которая буржуазия, граммофон у окна, чай-сахар с крыжовенным вареньем и сичас «Нива». Я это моментально. Раз, два и… готово! Гаршин, к примеру. Кто такой? Бухгалтер от Мецля. Кастир и канторщик. Андреев теперь… У нас в околодке его иначе и не ставили, как гений, приблизительно, а я чичас за № 27 расследование. Кто такой? И моментально свидетели. – Чаговец! – Пьяница! Аршинами! Бочками сороковыми! – Иванов! – Сумасшедший! Яблоновский! Ваше мнение? – Шишгаль абсолютная!.. – Виктор Буренин?! – Рвань оголтелая. Позвольте по матушке выругаться! У меня жива-а!.. И ко всему я свое любопытство имею. С-час вижу - ребятишки в чехарду шмызгают. А почему? Дозвольте спросить, месдамес. Быта не имеют. Взяли бы «Тропинку» ала Кондрушкина, почитали бы… Леригия! Потому Бог у нас теперь...
Входимость: 4. Размер: 21кб.
Часть текста: в истории российской словесности. И даже не в смысле своего гренадерского роста или легендарного носа, который, как клюв Дональда Дака, безжалостно подминал под себя половину лица писателя (мультипликатор Геннадий Новожилов отмечал, что "как ни рисуй автора "Цокотухи", все едино, получится шарж"). Речь о несопоставимости длины его пера, марафонского забега писательской карьеры, продолжавшейся без перерыва семь десятилетий - с начала девятисотых по конец 60-х, - с тем, что из написанного Корнеем Иванычем действительно читают. Он и сам прекрасно понимал, что так будет. Понимал - и потому, этот истовый критик, искал аналоги себе в своем бездонном литературном сундуке. Вот как Чуковский описывает свой диалог с Конан Дойлом, случившийся во время визита делегации Госдумы в Лондон в 1916 году: "Я стал рассказывать ему, как русские дети любят его Шерлока Холмса. Один из присутствующих заметил с упреком: - Сэр Артур написал не только Шерлока Холмса... - Да, - сказал я, - мы знаем и бригадира Жерара, и Майку Кларка, и профессора Челленджера, но Шерлок Холмс нам почему-то милее... Профессор Челленджер был героем двух его последних романов - "Затерянный мир" и "Отравленный пояс". Эти романы казались мне гораздо более художественными, чем иные рассказы о Шерлоке Холмсе. Я сказал об этом Конан Дойлу, и он кивнул своей большой головой. - Я тоже так думаю, - сказал он. - О, если бы вы знали, до чего надоело мне считаться автором одного только Шерлока Холмса!" И все-таки - если продолжать о Конан Дойле - и "Затерянный мир", и "Отравленный пояс", и тем...

 
Главная
© 2000- NIV